Главная  Форум  Галерея  Статьи  Дневник

 

 

объект 195 / Т-95

 

 

Объект 195 (ОКР «Совершенствование-88», Т-95) — российский проект перспективного основного боевого танка четвёртого поколения, находившийся в разработке в конструкторском бюро УКБТМ (Нижний Тагил) с 1990 по 2010 годы.
В настоящее время финансирование разработки танка прекращено.

7 апреля 2010 года заместитель министра обороны, начальник вооружения вооружённых сил РФ Владимир Поповкин заявил о прекращении финансирования разработки танка «Объект 195» и закрытии проекта. По словам Поповкина, проект машины морально устарел.
В начале июля 2010 года министр промышленности и науки Свердловской области Александр Петров заявил, что «Уралвагонзавод» вскоре завершит разработку «Объекта 195», проводившуюся самостоятельно. Однако закрытие темы и её бесперспективность в глазах нынешнего руководства МО были подтверждены независимыми экспертами: причиной отказа МО названа невозможность серийного производства машины и её новых сложных комплектующих силами нынешнего российского ВПК.
15 июля 2010 года в Нижнем Тагиле на выставке «Оборона и защита 2010», по сообщениям прессы, впервые состоялся закрытый показ танка «Объект 195».
В начале апреля 2011 года гендиректор корпорации «Уралвагонзавод» Олег Сиенко в ходе интервью УОТК «Ермак» сообщил, что несмотря на отказ Министерства обороны РФ финансировать проект и принципиальность его позиции по данному вопросу, «Уралвагонзавод» будет продолжать работы по доводке «Объекта 195», вероятно — совместно с Минпромторгом.
В качестве замены «Объекту 195» в новой программе вооружений принята «унифицированная тяжелая платформа» «Армата». Сообщается, что, несмотря на заявления Минобороны о моральном устаревании «Объекта 195» и необходимости принципиально новых машин, конструкция платформы «Армата» должна быть значительно более простой и намного более консервативной по сравнению с ним.

 

Технические характеристики:

 

длина / пушка вперёд 11324 мм

длина / пушка назад 11211 мм

длина корпуса 8023 мм

высота 3330 мм

высота по корпусу 1780 мм

линия выстрела 2379 мм

ширина 3640 мм

клиренс 580 мм

диаметр катка 750 мм

длина опорной поверхности 5313 мм

ширина гусеницы 560 мм (580 мм?)

площадь опорной поверхности 5.95 м2

 

площадь вида сбоку 17.7 м2

площадь вида сверху 29.8 м2

площадь вида спереди 8 м2

полный объём по площадям проекций 32.3 м3

вес танка 32.3 м3 * 1.788 т/м3 = 58 т (по другим данным 55 т)

удельное давление на грунт 58 т : 5.95 м2 = 9.75 т/м2

удельная мощность 1500 л.с. : 58 т = 25.9 л.с. на тонну

 

Скорость по шоссе: более 75 км/ч.
Скорость по пересеченной местности: более 50 км/ч.

 

Экипаж: 3 человека.


Двигатель:

 

А-85-3

Х-образный дизельный двигатель мощностью 1500 л.с. разработанный в Челябинске.


Вооружение:

152-мм гладкоствольная пушка 2А83, 24 выстрела.

начальная скорость бронебойно-подкалиберного (БПС) снаряда 1980 м/с

длина БПС 1200 мм

бронепробиваемость БПСа достигла 1024 миллиметров стальной гомогенной брони.

дальность прямого выстрела 5100 м

ресурс ствола не менее 280 выстрелов

давление пороховых газов около 7700 атм.

длина ствола 47,25 калибров (7200 мм, планируется также увеличить длину ствола до 52 калибров)


30-мм автоматическая пушка 2А42

не исключено, что это модифицированная артустановка НППУ-80 от вертолёта Ка-50:

"Стрелково-пушечное вооружение представляет собой несъемную подвижную пушечную установку НППУ-80, обеспечивающую ведение огня из 30-мм автоматической пушки 2А42 по воздушным, наземным и надводным целям. Привод установки гидравлический, от общей гидросистемы вертолета. Максимальные углы отклонения пушки по горизонтали - 2°30'... +9°, по вертикали +3°30/ ... -37°. Стрельбу можно вести как из подвижной пушки (прицеливание - с помощью комплекса “Шквал-В”), так и из неподвижной (прицеливание - по индикатору на лобовом стекле). Установка расположена на правом борту вертолета вблизи его центра масс, что уменьшает влияние отдачи пушки на конструкцию и обеспечивает высокую точность стрельбы. Автоматика пушки основана на принципе использования энергии пороховых газов, отводимых через боковое отверстие в канале ствола. Питание пушки ленточное, двухстороннее. Боекомплект укладывается в два патронных ящика: передний, на 240 патронов, для бронебойно-трассирующих снарядов и задний, на 230 патронов, для осколочно-фугасно-зажигательных снарядов, что облегчает выбор необходимого типа боеприпаса. Системой управления регулируются темпы ведения огня: быстрый (550-600 выстр./мин) или медленный (350 выстр./мин) - с автоматической отсечкой длины очереди (по 20 или по 10 снарядов)"

Пулемёты: 1 × 12,7-мм «Корд»


Системы противодействия: система «Штора-2», КАЗ «Штандарт»
 

Бронирование:

Многослойная комбинированная с использованием встроенной динамической защиты нового поколения, разрабатываемая в рамках ОКР «Реликт» с элементами 4С23.

Навесной экран -  "Контакт-5". Толщина такая же, как на Т-80У и УД. Вначале резинотканевый экран 18 - 20 мм, потом блоки ДЗ. Иногда есть стальной лист, но толщина до 5мм.

 

 


Перспективный российский танк Объект 195 был практически

готов к серийному производству

Виктор Мураховский
 

Даже в самые тяжелейшие годы безденежья российские оружейники, невзирая на трудности, продолжали разработку самых современных систем вооружения. Одной из них является ставший уже легендарным российский танк Объект 195, который на много лет опередил самые передовые мировые разработки. Правда, в настоящее время делаются попытки принизить подвиг нижнетагильских танкостроителей. Подбрасывается дезинформация, что разработка перспективного российского танка полностью провалилась. Как все обстоит на самом деле, мы беседуем с одним из ведущих экспертов в области бронетанковой техники Виктором Мураховским.
- Новый танк успешно проходил государственные испытания и все технические вопросы его создания были практически решены. Давайте посмотрим на основные параметры, определяющие боевые и эксплуатационные свойства танка. По защищенности танк полностью соответствовал техническому заданию и даже перекрывал те требования, которое были выданы главным автобронетанковым управлением. По огневой мощи новая пушка по своим характеристикам превосходит все, что было у нас и что сегодня есть в мире. Поначалу были определенные шероховатости, поскольку надо было выйти на очень высокие параметры по крешерному давлению, начальной скорости бронебойного подкалиберного снаряда. Любая новая техника требует доводки, и в новой пушке поначалу не удавалось вписаться в требования по живучести ствола, но в итоге кропотливой работы орудие выдало все необходимые характеристики.
Что касается поражающего действия, то здесь совместная работа свердловских конструкторов-артиллеристов и боеприпасников московского Научно-исследовательского машиностроительного института позволила получить бронебойно-подкалиберный снаряд, с которым сегодня просто нечего сравнивать. Ничего равнозначного даже близко сейчас нет ни у нас, ни за рубежом. Когда говорят о защите самых совершенных современных зарубежных танков от кинетических боеприпасов, иногда называют завышенные цифры явно рекламного характера. Так вот подкалиберный снаряд орудия Объекта 195 пробивает что реальную, что "рекламную" броню с огромным запасом. Те люди, которые видели результаты испытаний, получали глубочайшее впечатление от возможностей пушки.
Если говорить о системе управления огнем, то на первом этапе работ не удалось реализовать первоначальные планы по созданию этой системы в полном объеме. Здесь сказалось отставание нашей промышленности в некоторых хайтек-технологиях, в основном по компонентной и элементной базе. Не секрет, что России в наследство из советских времен достались проблемы с выпуском матриц тепловизионных приборов, систем охлаждения, электроники, прецизионной механики, высокочастотных систем цифровой обработки данных. Финансово-экономический «голодомор», случившийся в отечественной промышленности в 90-е годы, лишь усугубил остроту проблем.
А ведь замысел создания многоканальной СУО был очень смелым, прорывным в техническом смысле. Планировалось почти полностью автоматизировать всю работу прицельного комплекса, вплотную подбираясь к роботизации процессов прицеливания, синтезировать единое изображение, выбирая опорные каналы в зависимости от погодных и иных условий. Это обеспечивало круглосуточность и всепогодность работы СУО с примерно равной эффективностью, его устойчивость к постановке помех в разных диапазонах.
Напомню, что сегодняшние самые современные системы управления огнем танков и другой бронетехники обеспечивают работу круглосуточно, но не обладают свойством всепогодности и резко снижают эффективность в условиях помех.
Поскольку в определенный момент вероятные сроки реализации требований к СУО в полном объеме отодвигались очень далеко и стали тормозить выход машины на финишный этап, комплекс был несколько упрощен и в таком виде успешно прошел испытания. По своим характеристикам он не уступает передовым мировым разработкам сегодняшнего дня.
Подвижности перспективного танка уделялось большое внимание, по всем основным параметрам она значительно превышала показатели машин предыдущего поколения. Сейчас уже не секрет, что был выбран вариант челябинского двигателя, который известен как А-85-3. Были выполнены длительные стендовые испытания, комплекс специальных испытаний (на надежность, в условиях высокогорья, на маловязких маслах, пусковые), а также межведомственные и ходовые испытания на объекте.
В конструкцию двигателя А-85-3 заложены технические решения, позволяющие ему многие годы оставаться на уровне зарубежных аналогов по основным показателям, а по габаритной мощности даже превосходить их. Установка мощного двигателя в ограниченный объем моторно-трансмисионного отделения потребовала длительного времени на решение вопросов с теплоотдачей. В итоге все проблемы были сняты и силовая установка вышла на заданные параметры. По трансмиссии с гидрообъемной передачей тоже первоначально были проблемы по надежности, но и они были успешно преодолены. Машины отходили многие тысячи километров и в плане работы силовой установки с трансмиссией укладывались в заданные требования.
Что касается ходовой части, то подвеска и другие элементы рассчитывались на повышенные скорости передвижения по пересеченной местности, в том числе за счет роботизации некоторых процессов. Применительно к подвижности можно вспомнить упоминаемые в прессе отечественные работы в области бронетехники по автоматизированному вождению машин в колонне, по автоматической адаптации подвески к условиям движения и прочее.
Самым большим преимуществом Объекта 195 является его революционная компоновка, которая в корне отличается от так называемой "классической компоновки", ведущей свою историю с французского танка Рено FT17. Основными элементами новой компоновки стали вынесенное вооружение, размещение экипажа в корпусе, обособленные функциональные отсеки.
Пожаро-взрыво-осколочно-радиационно защищенный обитаемый отсек (капсула) в передней части машины, по сути, обеспечивал почти равную защиту экипажу со всех ракурсов и в разы повышал выживаемость экипажа на поле боя даже в случае пробития броневой защиты. Это важнейший показатель для сегодняшней армии, когда взят курс на ее профессионализацию, а затраты на подготовку и содержание профессиональных экипажей за время жизненного цикла ВВТ приближаются к стоимости самой техники. Недаром компоновка перспективного танка "Армата" фактически унаследована от 195-го объекта.
К сожалению, российское министерство обороны отказалось от продолжения работ по Объекту 195 и прекратило их финансирование. Но это не означает, что машину надо сдавать в музей. В настоящее время есть определенная вероятность, что этот проект будет продолжен совместно с одной из зарубежных стран, с которой у нас существует стратегическое партнерство. Мне кажется, что у этого танка есть будущее.
Говоря о танке, нельзя не упомянуть людей, которые сыграли ключевую роль в его создании, возглавлявших большие коллективы разработчиков, промышленников и военных: Главный конструктор УКБТМ, председатель Совета главных конструкторов по Объекту 195 Поткин Владимир Иванович, директор "Уралвагонзавода" Малых Николай Александрович, начальники Главного автобронетанкового управления Галкин Александр Александрович и Маев Сергей Александрович. Придет время, и об этих людях, о революционном танке нового поколения можно будет рассказать в деталях.
Виктор Иванович, а если сравнить Объект 195 с более ранней машиной, которая разрабатывалась в Харькове?
- В конце 80-х к выходу на этап госиспытаний был почти готов Объект 477 разработки харьковского конструкторского бюро. Если сравнивать его с тагильской машиной, то можно понять, что это принципиально разные конструкции. 447-й объект разрабатывался в рамках идеологии машин предыдущего поколения. Это идеология фундаментально исходила из того, что будет массовая машина с экипажами из срочников, для участия в широкомасштабных боевых действиях, в составе крупных войсковых соединений, с традиционной схемой управления и связи, с полным комплектом средств боевого, технического и тылового обеспечения. Поэтому, идеологически она повторяла традиции харьковской школы танкостроения: плотная компоновка с раздельным расположением членов экипажа в обитаемых объемах, которые практически никак не отделялись от боеприпасов, горюче-смазочных материалов, важных узлов и агрегатов разных систем танка.
Чтобы обеспечить функционирование весьма сложного автомата заряжания, там были применены конструктивные решения высокой кинематической сложности, с длинной трассой подачи снаряда при заряжании пушки, с его эволюцией в различных плоскостях, что отразилась на надежности автомата заряжания, которая совершенно не удовлетворяла заказчика.
Ходовая часть там принципиально не отличилась от разработанной еще для Т-64, прицельный комплекс по параметрам примерно соответствовал тому уровню, который был достигнут на тот момент в мировом танкостроении. На мой взгляд, ошибочным был выбор пушки с унитарным заряжанием. 152-мм артиллерийский выстрел с бронебойно-подкалиберным снарядом по длине уже приближался к росту танкистов.
К исходу 80-х годов военные уже очень прохладно относились к Объекту 477. Не зря же в 1988 году была открыта опытно-конструкторская работа под шифром "Совершенствование-88", которая заложила основы разработки принципиально новой машины. Тем самым военные сказали, что им харьковский танк не нужен. На этом история этой машины закончилась, ее экземпляры находятся в Харькове, есть она и в Кубинке. В настоящее время она может представлять из себя только исторический и музейный интерес. Даже если бы не было распада Советского Союза, то этот танк все равно бы в серию не пошел. А в самостоятельную доводку и запуск в серию этой машины нынешними украинскими танкостроителями я не верю.
 

источник
 

 

 

«Армата»: история создания русского перспективного танка


Перспективный танк «Армата» представят высшему политическому руководству страны на оружейной выставке в Нижнем Тагиле в сентябре нынешнего года. Это будет закрытый показ. Все, что связано с тяжелой унифицированной платформой шифра «Армата» – большая тайна. 40 лет конструкторы работали над перспективным танком, и «Армата» лишь завершает череду секретных разработок. Мы начинаем публикацию серии материалов, в которых независимый военный эксперт Алексей Хлопотов, отвечая на вопросы главного редактора «Росинформбюро» Вячеслава Прунова, рассказывает об истории создания танка будущего в России. Все иллюстрации, а также подписи к ним, представлены А. Хлопотовым.

– Алексей! Ваш вариант «Арматы» вызвал весьма эмоциональную дискуссию среди специалистов и любителей бронетехники. Удивил необычный внешний вид нового танка с небольшой ассиметричной башней. Эксперты говорят о революции в танкостроении. Но ведь «Армата» венчает целую серию секретных ОКР по созданию перспективного танка. Как, где и когда это все начиналось?


– С конца 60-х годов в СССР шли опытно-конструкторские работы, направленные на определение облика перспективной машины. У нас всегда было желание не просто опережать наших потенциальных противников, но опережать со значительным отрывом. В начале 80-х на Западе были приняты на вооружение новые тяжелые танки «Абрамс», «Леопард 2» и «Челленджер» – сначала первый, а потом второй. Наши танки Т-72Б, Т-80У по тем временам ничем не уступали этим машинам, но с их появлением, США и НАТО добились паритета. Началось балансирование на грани: например, американцы разработали новые мощные боеприпасы, а мы, по итогам Ливанской войны, прикрыли танки навесной динамической защитой. К началу 90-х годов наметился отрыв натовцев в части электронной начинки и систем управления огнем. Это не устраивало советское руководство.

Поэтому, еще в середине 80-х, в СССР был взят курс на создание «танка двухтысячного года». Этим занимались все наши танковые КБ, но приоритет был у Харькова. Харьковское конструкторское бюро машиностроения считалось флагманским и имело особое финансирование. Ему в первую очередь выделялись все необходимые ресурсы. Поэтому неудивительно, что ХКБМ было самым технически оснащенным КБ в стране, имело самую серьезную стендовую базу. Оно могло практически без ограничений вести научные и опытные разработки. В части создания перспективной боевой машины конструкторы ХКБМ вели практически не прекращающиеся ОКР, переходящие одна в другую. Это были ОКР «Бунтарь», «Боксер», «Молот», а чуть раньше – «Опережение» и «Малахит».

– «Боксер» и «Молот» это разные работы?

– В общем-то, это одна и та же большая работа. Смена шифра ОКР и корректировка ТТЗ были произведены вследствие шпионского скандала. Тогда ряд материалов по создаваемому танку «утек» к англичанам. После этого сменили индекс работ и шифр ОКР. Крайняя работа называлась «Молот». В рамках этих ОКР был создан целый ряд опытных образцов, прототипов, ходовых макетов. Это изделия 490, 477, 477А, 477А1, 477А2, 477Б, 477В. Были машины с двухтактными дизелями и ходовой частью с элементами, заимствованными с Т-64, были машины с ГТД на платформе Т-80, были различные гибриды – ну, например, на одном из экспериментальных образцов в ходовой части сочетались «шестьдесятчетверочные» катки и гусеница от Т-72… Разрабатывались варианты с экипажем из трех и из двух человек, причем во втором случае на танке планировалась установка электротрансмиссии.

– Была еще концепция танка Т-74 (изделие «450») с вынесенным основным вооружением, которую в 1973 году предложил главный конструктор Морозов. И в ней уже присутствовали основные принципы, заложенные в «Армату»: бронированная капсула, стройная компоновка с разделением на отсек экипажа, вооружения, МТО.

– Извините, но у «450-го» не было никакой бронированной капсулы. Если посмотреть эскизы Морозова, его аванпроекты, то мы увидим, что экипаж там сидит буквально зажатый среди топлива и боеукладки. Морозов никогда не заботился об экипаже. Эргономика и безопасность членов экипажа у него всегда была на последнем месте. Его вторая беда – полное игнорирование технологических возможностей производства. Вот что толку от идеи или конструкции, которую невозможно воплотить в жизнь? Да, возможно через много лет уровень технологии будет такой, что проблем с воплощением когда-то задуманной идеи не будет. Но как быть в этом случае с приоритетом? У кого он – у того кто первый придумал, но не смог воплотить, или у того кто все же первый сделал, воплотил, внедрил? И, опять же, кем является человек, генерирующий подобные прожекты – конструктором или фантазером? Вот что касается 450-го, проекта Морозова 1972-73 года, то тогда НТК ГАБТУ высказался четко и ясно: «То, что предлагает товарищ Морозов не осуществимо технологически!». Не было тогда аппаратных средств, с помощью которых такой танк мог бы вести стрельбу или управляться. Физически невозможно было в то время сделать прицелы с электронным трактом.

– А экипаж из трех человек, который должен был размещаться в корпусе? А вынесенное вооружение?

Да, экипаж – три человека. Но вооружение – не вынесенное. Даже у «Молота» в последних версиях, которые дошли до железа, не вынесенное вооружение, а именно башня! Просто она низкопрофильная. Экипаж находился в башенном модуле, но ниже уровня погона. Схемы с вынесенным вооружением в ХКБМ рассматривались не раз, но реализовать их так и не смогли. Кроме того, были проблемы с силовой установкой. И был очень длинный тракт заряжания, и поэтому надежность механизмов заряжания была весьма невысокой, а по иному вести заряжание никак не предполагалось. Это касается 490/477 машины, если же говорить про «450-ю», то там механизм заряжания даже в первом приближении не был проработан. Более того – проблема погона. Судя по доступным эскизам и конструкторской модели, хранящейся ныне в музее ХКБМ, диаметр погона на 450-м был очень мал и вряд ли бы он выдержал мощную 152-мм пушку, запланированную к установке. Все было очень сыро и склизко. Так что говорить о каком либо приоритете Морозова применительно к современным вариантам компоновки перспективного российского танка абсолютно – неправомерно.

– Но, так или иначе, к концу 80-х в СССР наметился очередной прорыв в танкостроении?

– Да, конечно, и еще какой! В Харькове – тот же «Молот», в Ленинграде – «Совершенствование-2» и танк «Объект 299».

Вот на нем, действительно, была капсула, вынесенное вооружение. Переднемоторная компоновка позволяла на базе этого шасси делать самые разные машины. Там сразу закладывались и тяжелая БМП и БТР и ракетный танк с вертикальными (!) пусковыми установками, и инженерная машина. В отличие от Харькова, в Ленинграде опытные работы путем отработки отдельных решений и систем на отдельных стендах и экспериментальных образцах, не тратя много средств на создание комплектных опытных машин. Так на « Изделии 291» отрабатывали СУО, радиопоглощающие покрытия, новый отвал для самоокапывания, включенный в схему защиты. На «Изделии 292» – установку 152-мм пушки. На «Изделии «Комплект» – элементы роботизации. На «Изделии 232» – систему дистанционного управления. На отдельных машинах испытывали элементы ИУС и технического зрения. Отдельно отрабатывались варианты унифицированной платформы.

При этом интересно, что 152-мм пушка для новых танков, изначально разрабатывалась ЦНИИ «Буревестник» в рамках НИР «Трансформация» именно под питерскую машину. В 1973 году Морозов мог только мечтать о такой пушке – ее попросту не существовало. Реально, на что мог рассчитывать тогда «объект 450» – это пушки калибра 125-130 мм повышенного могущества, и это при том, что 130-мм пушка уже реально стояла в опытном тагильском танке типа Т-72. Харьковчане заполучили себе 152-мм пушку только после того, как был изготовлен опытный образец для Ленинграда – можно сказать, что Харьков буквально украл пушку у Ленинграда. Но случился крах Советского Союза, все разваливалось и перспективные разработки в области бронетанковой техники приостановили.

– Но ведь был и третий центр танкостроения в СССР…

– Да. Работы над перспективными машинами велись и в Нижнем Тагиле. Но Тагил в части перспективных разработок всегда считали второстепенным. Сначала Харьков, потом Ленинград, затем Нижний Тагил, а в самом конце – Омск, как чисто технологическое бюро. Это потом уже, в 90-х омичи вышли со своим проектом, известным как «Черный орел» – надо было как-то выживать. Попытались пропиариться. Но настоящей перспективной машины они так и не сделали. Там был макет – демонстратор, не более того.

Тагил же последовательно развивал свою линию – эволюционно, без революции! Это давало увеличение надежности машин. Любая тагильская машина была надежнее харьковских и питерских. А главное – стоимость производства. В начале 90-х мы противостояли всему миру. И танков должно было быть много, потому, что в случае большой войны, танковые завод были бы непременно уничтожены практически в первую очередь. И в этой ситуации по критерию «цена–качество», за тагильцами оставалось первое место.

– А было у тагильских конструкторов понимание того, что модернизационный ресурс Т-72Б, не безграничен?

– Конечно, такое понимание было. В конце 80-х древо развития тагильских танков, которые до сих пор являются главной ударной силой армии, стало раздваиваться. Первая ветка – модернизация Т-72, которая, в конце концов, вылилась в танк Т-90 «Владимир» (кстати, названного так не по имени Путина, а по имени генерального конструктора Владимира Поткина). Вторая ветка – тема «Совершенствование -88», из которой, в конце, концов, выросла «Армата». Изначально это был вариант более радикальной модернизации, с более мощным вооружением и с новым Х- образным двигателем, вылившийся в последующем в новое перспективное направление. Уже тогда была придуман новый корпус, с новой более совершенной схемой защиты. Усиление бронирования увеличило общую массу, возникли вопросы к ходовой части. Новое вооружение, новая башня, СУО, информационно-управляющая система… Военные требовали машину, которая бы гарантированно уничтожала любой танк противника. И такой танк в Тагиле появился – им стал «Объект 187».
Опытная машина, но с высокой степенью готовности к серийному производству и огромным модернизационным потенциалом.

– Я правильно понимаю, что «Абрамс-капут», как в шутку называли «Т-95», и «Армата» имели прародителем не Т-72Б, а малоизвестный «Объект 187»?

– Да. Именно так. В процессе отработки «187-го» было изготовлено несколько различных по комплектации экземпляров. Еще два очень интересных варианта остались на бумаге. Была идея сделать модульную силовую установку. Сегодня мы хотим дизельное МТО, а завтра захотим ГТД. Значит, просто снимем дизель и поставим на его место турбину. И была сделана машина с самым мощным на тот момент ГТД-1500.
Но стало ясно, что стоимость эксплуатация танка с турбиной превосходит все разумные пределы. На универсальной МТУ поставили крест. Но ее не раз еще пытались реанимировать. И когда прорабатывалась концепция «Арматы» – требовалось именно модульное МТО, чтобы перспективный танк мог быть как с двигателем, так и с турбиной. Конструкционная схема корпуса «объекта 187» в последующем была доработана и перекочевала на объект 195 и в последующем – на «Армату». Прорывной вещью стал ИУС. В Харькове не смотря на двадцать лет усилий в этом направлении, к моменту развала СССР так и не смогли создать работоспособных информационно-управляющих систем.

– А по какой причине?

– Харьков начинал это направление. А первым всегда трудно. С другой стороны, пресловутый человеческий фактор. Были приняты неверные концептуальные решения, от которых, впоследствии, несмотря на явные ошибки, не стали отказываться – сыграл фактор самолюбия. Главной же ошибкой стала ставка на помощь и опору в этом деле предприятий ракетно-космической отрасли. Для космоса уже были отработаны во многом аналогичные системы и харьковские «танкисты» решили воспользоваться опытом и помощью «космонавтов» – не вышло. Не учли специфику работы приборов на сухопутных транспортных средствах. Ведь условия работы в небе, космосе и на земле совершенно различны.

А вот тагильчане работали с проверенным партнером, долгое время снабжавшим танкостроителей специальной прибористикой – с челябинским СКБ «Ротор» и в результате победили. В Тагиле и Питере (который также работал с «Ротором») ИУС был, а вот в Харькове его не было. Причем, ирония судьбы, после Морозова, ХКБТМ руководил Шомин – именно он создавал «объект 477». А Шомин до перевода в Харьков долгое время работал в Нижнем Тагиле. Более того – он был другом и соратником тагильских главных конструкторов Карцева и Венедиктова. Они вместе учились и выпускались из Академии бронетанковых войск. Их так и звали потом – «академики». А вот Шомина на посту главного в Харькове сменил Борисюк, который как раз до того и руководил «Ротором». Прекрасно зная уровень разработок «Ротора» по ИУСу совместно с УКБТМ и «Спецмашем», он воочию убедился в провале данного направления в ХКБМ и «надавал по шеям» кому следует. Не буду называть имен, но сразу по уходу Борисюка с поста руководителя КБ, эти люди вылезли из-под своей болотной кочки и начали строчить в Интернет всякие гадости. Превознося себя, и опуская Борисюка… такие вот страсти подчас кипят в танкостроении.

– Вот уж никогда бы не подумал. Воображение рисует светлые залы КБ, сосредоточенные конструкторы за кульманами….

– Ну да, такова уж людская природа. Танки ведь, это не столько железо, сколько именно люди. А тут бывает всяко и по всякому… Вот вам примерчик: два главных конструктора, два солидных генерала, в годах и званиях… еще полчаса назад они вместе сидели выпивали, обнимались, а сейчас сцепились в драке как два юных пацана. А вроде бы чего делить?


– И кто же эти горячие парни?
– Шомин с Венедиктовым…
– Два главных конструктора?! Ну, признайтесь, это байка.

– Ну почему сразу байка? Реальный случай, зафиксированный очевидцем… Закончилось все вполне мирно. Я это просто к тому, что у нас человек, носящий титул «Главный конструктор» воспринимается как нечто монументально-гранитное. На самом же деле, это были нормальные живые люди. И как все люди они имели свои слабости, свои недостатки. Конечно, это нисколько не должно умалять масштаба их личности. Они поистине были великими. Сейчас таких нет, или быть может, мы еще не в состоянии оценить современников…

– Так или иначе, но в начале 90-х, в СССР были готовы сразу несколько новых танков, которые можно было ставить на вооружение?

В принципе, да. У Министерства обороны был выбор: тагильский «Объект 187», харьковский недоделанный проект «Молот», либо питерский 299, правда степень его готовности была еще ниже чем у «Молота». Да, он превосходил конкурентов по защищенности, огневой мощи и потенциалу модернизации. Но для того, что бы довести сырой проект, нужны были деньги. А на дворе – 1991 год, средств нет. Министерство обороны выбрало самый дешевый путь и сделало ставку на Т-90 с комплексом вооружения «Иртыш». Но их успели произвести всего 150-200 штук, а потом и это производство свернули. С отделением Украины от России, Харьков отпал естественным путем. Хотя был период, когда Россия и Украина хотели вместе делать машину на базе «Объекта 187» с харьковским двухтактным двигателем 6ТД2. Но затем, два государства разошлись окончательно и проект умер.

В Питере и Омске остановилось производство «восьмидесятки». Заказов на танки не было. КБ выделяли какие-то средства, но их не хватало на перспективные разработки.

А тагильские конструкторы продолжали свои работы над танком будущего. У Тагила был экспорт «семьдесятдвоек». И в начале 90-х на счетах КБ образовались некоторые накопления. Можно было проесть или разворовать эти деньги – тогда сие было повсеместным явлением. Однако главным конструктором В.И.Поткиным было принято иное решение. За счет этих средств, тагильцы провели информатизацию и перешли с кульманов на компьютеры. Они сохранили весь коллектив, почти 1000 человек и продолжали платить зарплаты конструкторам. Продолжали вести «Совершенствование-88» и вот, к 2000 году, вышли на создание нового образца, который стал известен как «Объект 195», или танк Т-95. Таким образом, от танка Т-72Б, через «Объект 187», мы и пришли к «195-ой» машине.
 

источник

 

 

 

История создания русского перспективного танка.

Как делали «Abrams-kaput»
Танк «объект 187»

 

Вторая часть исследования независимого военного эксперта Алексея Хлопотова посвящена опытно-конструкторским работам 90-х годов, на основе которых был создан «танк предельных параметров» Т-95.
«Росинформбюро» продолжает серию материалов, в которых независимый военный эксперт Алексей Хлопотов, отвечая на вопросы главного редактора «Росинформбюро» Вячеслава Прунова, рассказывает об истории создания танка будущего в России. Вторая часть посвящена опытно-конструкторским работам 90-х годов, на основе которых был создан «танк предельных параметров» Т-95.
Все иллюстрации, а также подписи к ним, представлены А. Хлопотовым.

– Алексей, в прошлой беседе мы подробно говорили об истории создания перспективного танка в России и остановились на том, что в конце 1980-х годов, ветка развития тагильских танков стала раздваиваться. Первый побег – это модернизация Т-72Б, который затем, превратился в Т-90 «Владимир». А второй – ОКР «Совершенствование -88»: от «Объекта-187», к «Объекту-195». Как развивалось это направление?
– Всем интересующимся известно, что нижнетагильская, уральская школа танкостроения руководствуется эволюционным принципом развития конструкций. Его, еще в 50 е годы, постулировал главный конструктор Леонид Николаевич Карцев. В представлении обывателя, играющего в «танчики», это процесс некой перманентной модернизации. И если говорить о банальном «раздвоении ветви» с этих позиций, то это не будет соответствовать действительности. Дело в том, что на естественную эволюцию постоянно оказывается некое внешнее воздействие. Оно выражается в виде руководящих указаний, конкретных требований со стороны заказчика, получения новых технологий и возможностей в связи с общим развитием научно-технического прогресса. В КБ одновременно могут вестись сразу несколько НИОКР, которые, так или иначе, оказывают взаимообразное влияние на развитие конструкции будущей машины.

– То есть, это не ветки модернизации, а побеги?
– Вот именно. Правильнее представлять «раздвоение» как побеги плюща, вьюнка, переплетающиеся между собой. Так если рассматривать индексы чертежной документации, как хромосомы ДНК, то в том же Т-90 или как он проходит по чертежам – «объекте 188», мы найдем элементы, как элементы основного «ствола дерева» и его «корней», так и переплетения различных боковых побегов. Тут есть, основа это Т-72 – объекты 172М, 184, собственно «свое» – 188; отдельные детали от Т-34 (да-да!), Т-54, Т-62 и заметно влияние различных «боковых побегов» в виде отдельных элементов от различных опытных объектов 172-2М, 175, 177 и даже 187.
А вот собственно «Объект 187», который был прямым предшественником «195-го», имеет больше своих собственных оригинальных «ген», а так же того, что хоть и вело свое начало от все того же Т-72, но в Т-90 не воплотилось. В данном случае речь об опытном танке «Объект 186».

– Объект 186? Ничего не слышал о нем.
– Да. Это опытный танк, работа над которым велась в рамках ОКР «Совершенствование Т-72А». Реализация первого этапа этой работы привела к созданию и принятию на вооружение танков Т-72Б и Т-72Б1. Второй этап, по сути, проводился параллельно ОКР «Совершенствование Т-72Б», которая привела к созданию Т-90. Если «Совершенствование Т-72Б» решало главным образом задачи усиления огневой мощи: новое вооружение, СУО. То в рамках второго этапа «Совершенствования Т-72А» отрабатывались вопросы увеличения подвижности. С этой целью, танк «Объект 186» был оснащен новым 16 цилиндровым Х-образным дизельным двигателем 2В16, разработанным на ЧТЗ под руководством Владимира Ивановича Бутова, мощностью 1000-1200 л.с. Это был очень перспективный мотор, но требовавший как значительного объема собственной доработки, так и разработки и внедрения новых систем на танке. Особенно большого внимания потребовала к себе система охлаждения. Кроме того, особенности компоновки двигателя существенно влияли на компоновку МТО в целом. Требовалась существенная переделка трансмиссии, системы воздухоснабжения и воздухоочистки, топливной и масляной систем. Кроме того, этот двигатель давал возможность создания моноблока – двигателя и трансмиссии «в одном флаконе».

– А разве у нас кто-нибудь до этого, «моноблоками» занимался?
Конечно! Первый советский танк МС-1 или Т-18 уже тогда, в 1927 году имел моноблок! Ну а если серьезно, то те же челябинцы и занимались. С дизелем 2В16 были разработаны установки МТУ-1 и МТУ-2. Это было в конце 1970-х, начале 1980 –х годов. Эти моноблоки разрабатывались для модернизации и в качестве резервного варианта для изначально газотурбинного танка Т-80.

Чертеж башни для макета танка «объект 187». Танк крайне интересен своей весьма продвинутой схемой пакета. Основа пакета комбинированного наполнения – плиты высокостойкой керамики.

Турбина, при всех ее прелестях, как ни крути, штука дорогая и прожорливая. МТУ представляла собой двигатель и трансмиссию, собранные в единый агрегат. Такой подход применялся впервые в СССР, ну если не считать уже упомянутый наш «первенец». Из других особенностей установки следует отметить гидродинамическую трансмиссию, электрогидравлическую систему управления, оригинальные агрегаты охлаждения, а также воздушные фильтры. Моноблок МТУ-2 если не изменяет память, занимал около 3,6 кубических метров.

– Но МТО Т-80, кажется, имеет меньший объем – около 3-х кубов…
– Да, совершенно верно. В модернизированный Т-80Б эта установка входила с большим трудом. Потому и не пошла в дальнейшем, хотя специально под нее, челябинское ГСКБ-2 разрабатывало свой вариант «перспективного» танка – «объект 785».

– Алексей, в обзоре работ по перспективной тематике, вы не упоминали челябинское КБ и их объект «785»…
– Верно, и на это есть две причины. Первая и главная – «объект 785» не являлся перспективным танком. Я бы его охарактеризовал как вершину развития танков второго послевоенного поколения, но не более того. Вторая причина - челябинцам, я бы сказал, просто хронически не везло. У них был хороший творческий потенциал, своя сильная школа, но… по стечению обстоятельств они всякий раз оказывались в тени. Вначале в тени ленинградского КБ-3 и Кировского завода. Товарищ Котин имел большой политический вес и влияние, оттого были зарублены ряд очень интересных челябинских проектов послевоенных тяжелых танков. Потом, когда в СССР тематику тяжелых танков вообще закрыли, Челябинск «родил» БМП, но это «дитя» у него отобрали и передали в серию на «Курганмашзавод», где БМП получила развитие, но уже силами конструкторов из Кургана. В состязании на первенство в части создания ОБТ, челябинцам вообще мало светило. Это тот случай, когда даже техническое совершенство конструкции не смогло бы победить политическое лобби. А их машина на самом деле была интересная. В литературе и Интернете Вы не найдете по ней практически ничего. А то, что найдете – это сильно искаженная информация, не соответствующая действительности. Например, везде пишут, что «785» был создан на основе танка Т-80. Это в принципе не верно. Корни этой легенды идут от того, что документация по МТУ-2 для модернизации Т-80 также имела шифр «785» - это первая причина. Вторая причина – «Объект 785» имел опорные катки идентичные каткам «восьмидесятки». Но не более того. По проекту вообще танк имел совершенно оригинальный корпус. При классической компоновке, в отличие от Т-64 и его «наследников», механик-водитель должен был располагаться не по центру, а слева, по «автомобильному», ну или как в танках Т-55, Т-62. Приборы наблюдения выходили наружу через крышу корпуса, а не через лобовой лист, тем самым не ослабляя его. Сам же лобовой лист, да и вообще носовая часть корпуса имели оригинальную конструкцию, которая в последующем будет заимствована развита на харьковских и тагильских перспективных машинах об.187, об.477 и, разумеется, об.195.

В связи с ростом объема МТО, кормовая часть корпуса у него была удлинена, в силу чего ходовая часть получила по 7 опорных катков на борт. Верхняя часть борта, выше уровня катков, прикрывалась металлическим противокумулятивным экраном. Башня так же была оригинальной конструкции. Если посмотреть на фору башен танков Т-64, Т-72, Т-80, в плане, то она образно напоминает грушу, а на «785» по проекту башня в плане была похоже на яйцо, причем острым концом вперед. В этом был свой резон. «785-й» имел и комплекс активной защиты «Дрозд» с 18 пусковыми установками, выстреливающими защитные боеприпасы. В качестве основного вооружения выступала мощная нарезная 130мм пушка с боекомплектом в 50 выстрелов. Это самый большой запас выстрелов среди советских танков второго поколения. Причем 30 выстрелов были в автомате заряжания. Напомню, что в АЗ Т-72 их было 22, а в МЗ Т-64 и Т-80 – 28штук. В качестве дополнительного вооружения на «785-м» применялась дистанционно-управляемая зенитная установка закрытого типа, собственной оригинальной конструкции. Но это все было по проекту. Когда дело дошло до создания опытного образца, то многие вещи упростили. За основу для его изготовления взяли танк Т-72, который в то время ставили на серию в Челябинске. В корпус «семдесятдвойки» в районе МТО сделали врезку, тем самым удлинив его для «комфортного» размещения силового блока. Башня под новый автомат заряжания была разработана так же на основе конструкции башни Т-72, литье которой было хорошо освоено на челябинском заводе имени Серго Орджоникидзе. При этом башня получила развитую кормовую нишу. Впоследствии, практически тем же путем пойдут ленинградцы, при создании опытного танка «объект 292» со 152мм пушкой. В качестве вооружения на опытном образце осталась 125мм пушка Д-81 танка Т-72. Опытный образец создавался, прежде всего, для отработки МТУ, АЗ и проверки удлиненной ходовой части. В общем-то, из-за МТУ он и не вышел из стадии экспериментов.

Для уменьшения габаритов МТУ, была применена эжекторная система охлаждения двигателя. Но ее производительности не хватало, что бы обеспечить эффективный отвод тепла, а двигатель типа 2В в сравнении в с «классикой» В-2 имел весьма ощутимо увеличенную теплоотдачу. Из-за этого часто на испытаниях происходили перегревы.

– Алексей, давайте вернемся ближе к тагильской теме, к объекту 186. На нем ведь так же стоял 2В-16?
– Да, но на «186-м» МТО не было моноблочным. Для эффективного охлаждения была применена «фирменная» тагильская вентиляторная система охлаждения. Более того, в ходе расчетов и экспериментов выяснилось, что необходимо существенно увеличить фронт радиаторов охлаждения. С этой целью, корма танка подверглась очень существенной переделке. Для обеспечения места под радиаторы, крышу МТО удлинили, а кормовому листу придали очень большой угол наклона. Были и другие переделки, но это уже так, «мелочи»…

– И что показали опыты со 186-м?
– С одной стороны, перспективность двигателя в целом. Правильность путей решения вопросов связанных с его охлаждением. Ну, для наглядности, пара цифр: двигатель 2В16-2 или по иному А-53-2 в стендовых условиях, без сопротивления на впуске и выпуске развивал мощность 1200 л.с., а в условиях МТУ-2, из-за сопротивления на выходе, которое создавал эжектор, мощность падала до 1000л.с. И это если еще не считать потерь мощности в трансмиссии. А вот при использовании вентиляторной системы охлаждения удавалось эти потери сокращать.
С другой стороны стало ясно, что для модернизации серийных танков, этот двигатель не применим. В качестве перспективного, да, перспектива имелась, но тагильскими танкостроителями были выдвинуты требования уменьшить число цилиндров до 12 («отрезав» одну «звезду» – Х-образную секцию), при сохранении, а еще лучше при увеличении показателей мощности. Дело в том, 16-и цилиндровый вариант с мощностью, 1000-1200л.с. по удельным показателям, являлся одним из наихудших двигателей в мире. Но парадокс в том, что «обрезав» четыре цилиндра, эти показатели напротив становились одними из наилучших. Конечно, Бутов очень сильно сопротивлялся, но, в конце концов, сдался, и нужный двигатель был получен. Он и был применен на «Объектах 187» и затем на «195-м». Решая проблемы охлаждения двигателей типа 2В, отдел по силовой установке УКБТМ пришел к необходимости размещения в МТО двух вентиляторов. Два, а еще лучше три вентилятора, имели лучший суммарный КПД. Но и на два вентилятора склонить главного конструктора оказалось весьма не просто, про третий уже и не заикались. Другим серьезным новшеством внедренным по системе охлаждения «объекта 195» стало повышение температуры теплоносителя, что повлекло за собой необходимость разработки новых радиаторов. Эта работа была выполнена при тесном сотрудничестве с НИИДом. Впоследствии радиаторы, изготовленные по новой технологии были применены при модернизации все того же Т-90 - на танке Т-90А и модернизированной экспортной версии Т-90МС. Такое вот очередное переплетение…

– Алексей, наш прошлый разговор мы закончили на том, что к 2000 году уральское КБ вышло на создание опытного образца «Объекта-195», а как я понимаю, работы по изделиям «187» проводились в конце 1980-х – начале 90-х. Отчего такой разрыв? Что происходило в 90-е годы?

– В 1990 году ГАБТУ совместно с главкоматом Сухопутных войск, при научном сопровождении 38 НИИИ БТВТ (Кубинка), рассматривались технические предложения трех наших КБ – харьковского, ленинградского и нижнетагильского по созданию перспективного танка – «танка 2000-х годов». Харьков на этот конкурс представил полный комплект конструкторской документации на модернизированный образец «объекта 477» – «объект 477А». Питер – проект уже упоминавшегося «объекта 299». Тагил – проект модернизированного варианта «объект 187» – «объект 187А». Наибольшее впечатление на заказчика произвел харьковский «477А». А вот среди коллег – конструкторов, наилучшую оценку получил питерский «299». Владимир Иванович Поткин – главный конструктор тагильского КБ, очень высоко оценил ленинградский проект, не смотря на то, что «187-й» был родным любимым детищем. Но то, что красиво было на бумаге, в чертежах, предстояло еще воплощать в металл – долго и упорно. «Объект 477», несмотря на то, что существовал во множестве опытных образцов, был, по сути, еще очень сырой и ненадежной машиной.

Над ней предстояло работать и работать. А вот «187» уже был практически готов. В апреле 1990 года во время визита в Нижний Тагил М.С.Горбачева, с этим танком смогли ознакомиться и оценить первые лица Министерства обороны СССР и оборонной промышленности. Особенное впечатление машина произвела на первого заместителя главкома Сухопутных войск генерала М.П.Колесникова. Главной «изюминкой» «187-го» была электронная начинка – информационно-управляющая система шасси ИУС-В. Полностью работоспособная! Это сейчас с развитием электроники мы можем снисходительно улыбаться, оценивая усилия, которые прилагались в те годы для создания подобных систем. А вот если смотреть с позиций тех дней, то результаты работ по ИУС-В были огромны и неоспоримы. Например, в ТИУСе харьковского «Молота», тогда не работала ни одна подсистема. Они даже двигатель не могли запустить с помощью своего ТИУСа. По этому, тогда, в 1990 году, было принято «соломоново» решение: в качестве ближней перспективы рассматривать совместный проект Тагила и Харькова – танк на базе «187», но с двигателем 6ТД-2. В качестве дальней – рассматривалась идея развития «477-й» машины в рамках ОКР «Белка». В том же 1990 году, пост главного конструктора ХКБМ занимает Михаил Демьянович Борисюк. Ранее он возглавлял СКБ «Ротор» в Челябинске. Именно благодаря совместной работе «Ротором» тагильчанам удалось очень быстро и качественно провести работы по ИУСу. Естественно Борисюк очень хорошо воспринял новую совместную работу. Для планируемой машины, равно как и для «477-го» был выбран именно тагильский ИУС-В. Кроме того, идея сращивания двигателя 6ТД с системами тагильского танка весьма положительно была воспринята Николаем Карповичем Рязанцевым – главным конструктором харьковского КБ по дизелям.

Последний был просто преисполнен великим энтузиазмом к этой работе. По его словам, тагильские системы «дадут раздышаться двигателю», позволят поднять ресурс и увеличить мощность. Харьковские двигателисты вообще сделали беспрецедентный шаг навстречу Тагилу – в очень сжатые сроки создали вариант двигателя с промежуточным валом отбором мощности. Именно такие, только на базе менее мощного 5ТДФ, сейчас ставят украинцы при модернизации Т-72 для инозаказчиков, в частности для Эфиопии. А тогда в УКБТМ были разработаны аж четыре варианта компоновки МТО с 6ТД-2 для совместного танка. К сожалению, период российско-украинского сотрудничества оказался не долгим. Уже в 1991 году, после предательского разделения СССР (будем называть вещи своими именами), все отношения между КБ были прекращены. В этот период ГАБТУ МО уже Российской Федерации приняло решение по сосредоточению усилий по разработке перспективных образцов бронетехники в УКБТМ. Было прекращено серийное производство танков Т-72Б на ЧТЗ, челябинское ГСКБ-2 вскоре было вообще ликвидировано. Так же с 1992 года было прекращено серийное производство танка Т-80У в Омске. Омское КБТМ, занимавшееся конструкторским сопровождением серийного производства встало на грань выживания. Не лучше оказалась ситуация и в Питере. Серийный выпуск танков на Кировском заводе был прекращен еще раньше чем в Омске. Почему СКБТМ тогда не передали перспективную тематику, честно сказать, мне не известно. Вероятно, в силу ослабления опытно-производственной базы, но скорее всего в дело опять вмешалась политика. Губернатор Свердловской области Эдуард Эдгарович Россель, очень серьезно лоббировал интересы местной уральской промышленности, чему вполне способствовало землячество с Президентом России Б.Н.Ельциным. Так или иначе, «перспективу», да и вообще все танкостроение в России, отдали Тагилу. ГАБТУ и Кубинка в этот период формировали новые требования к танку будущего. Задание разрабатывалось на основе ТТЗ на «объект 477А», с учетом научно-технического задела по «объекту 187». В июне 1992 года «Уралвагонзавод» посетил Ельцин. По воспоминаниям главного инженера завода Михаила Тарасовича Шпака, главными вопросами к Президенту были:
Первое – реализация готовой продукции – экспортных Т-72, не отгруженных заказчику и стоящих под забором (самолично помню «лес» из стволов танковых пушек, торчащих из-за забора);
Второе – подготовка постановления о принятии на вооружение «объекта 188» и решение о его серийном выпуске;
Третье – «перспектива» для УКБТМ (Михаил Тарасович называл этот танк Т-90ЕА).
Все эти три вопроса нашли удовлетворительное решение. Экспортные танки Т-72С, были выкуплены Министерством обороны и мы все увидели их на параде 9 мая 1995 года проходящими по Кутузовскому проспекту в Москве. В октябре того же 1992 года «188-й» постановлением Правительства был принят на вооружение под ставшим теперь брендовым наименованием «Т-90» , от Министерства обороны поступил заказ на него, было начато серийное производство. А что касается перспективы, то в 1993 году было утверждено новое ТТЗ, о котором упоминал выше, в котором УКБТМ предписывалось создать «танк Т-95». По просьбе В.И.Поткина 38НИИ передало УКБТМ все материалы по «477А», включая рабочую конструкторскую документацию.

– Даже так?! Не боитесь, что украинцы опять заявит: «Тагил украл нашу машину»?
– Нет, не боюсь. Дело в том, что заказчиком разработки, «477» выступало МО СССР, а МО РФ является его прямым приемником. Оно же финансировало работы, а значит, имеет все права распоряжаться их результатом как заблагорассудится. К тому же, заимствовать у харьковчан, по сути, было нечего. Документы по «477» нужны были только с одной целью – изучить ошибки харьковчан, с тем, чтобы не делать подобных.
Судите сами, УКБТМ уже имел вполне отработанное МТО (и здесь большой плюс, что изначально был выбран именно свой, уральский двигатель – не было зависимости от поставок из другого государства), имелся свой ИУС, был разработан свой автомат заряжания, более надежный и компактный, нежели у «477». Разрабатывалась новая, более мощная пушка, целая номенклатура новых боеприпасов под нее. Создавался новый прицельный комплекс, намного более продвинутый. Да и в целом, компоновка танка была иная. Если в «477-м» экипаж сидел раздельно: механик-водитель спереди слева, прям как на «785» – по одному из вариантов, по другому спереди посередине промеж двух укладок боеприпасов; командир и наводчик сидели в кабине низкопрофильной башни разделенные барабаном с выстрелами и окруженные топливом,
То в «195-м» для всего экипажа была сделана отдельная защищенная капсула в носовой части корпуса танка, вплотную придвинутая к мощному пакету комбинированной защиты. Капсула с экипажем, пряталась за этим пакетом, как боец-пехотинец за бруствером окопа. Далее, обитаемое отделение было отделено от отсека с боекомплектом, полностью в автоматизированной укладке, от баков с топливом, и естественно, от МТО. Боевой модуль был полностью необитаем, а пушка была вынесена наружу корпуса, в то время как в «477» башня была обитаемая, а пушка частично скрывалась в ней. Кроме того, «195-й», в отличие от «477-го» обладал мощным вспомогательным вооружением. Думаю, что из всего вышесказанного предельно ясно, что ни заимствований, ни тем более никакого «воровства» не было и быть не могло.

– Как в дальнейшем проходили работы по «195-ой» машине?
– К сожалению, очень тяжело. В первую очередь из-за недостатка финансирования. Если поначалу оно было стабильным, то в последующем регулярность выплат прекратилась, их объем начал значительно сокращаться. В первую очередь это ударило по смежникам, по предприятиям и организациям, принимавшим участие в кооперации. Так в уже упоминавшемся СКБ «Ротор» из отдела занимавшемся «иусными» делами разбежались практически все люди – кто ушел программистом в коммерческий банк, а кто и вовсе за границу уехал. Всю работу пришлось восстанавливать и делать практически заново. Такие же сложности были с СУО и прицелами. С новой пушкой, с боеприпасами… Требования технического задания были очень высоки. Они с большим отрывом перекрывали все то что было на «477» и уж тем более на всех западных танках с запасом на будущее. Степень новизны, не смотря на эволюцию, была очень высокой. Для выполнения ТТЗ требовались мозги и техническое перевооружение заводов и КБ. Тогда же практически все предприятия «оборонки» сидели на голодном пайке, погрязли в долгах либо были «прихватизированы» и ликвидированы. Давайте вспомним еще и события, связанные с войной в Чечне. Апофеоз разрухи и хаоса наступил в кризисном 1998 году. Финансирование работ было нулевым. В таких условиях кто-то вообще мог думать о будущем, о перспективе?
И тут нужно отдать должное трем людям. Генералу Сергею Александровичу Маеву, в 1995 году возглавившему ГАБТУ, генеральному директору «Уралвагонзавода» Николаю Александровичу Малых, занявшему этот пост в 1997 году и главному конструктору УКБТМ Владимиру Ивановичу Поткину. Именно они спасли российское танкостроение. Не дали окончательно загнуться отрасли.

– За счет чего? Обеспечения экспорта?
– Первый экспортный контракт по Т-90С, да еще такой крупный, это был финал, это была зримая победа. А до нее еще следовало дошагать. К примеру, тот же Маев, в 1997 году уже не верил в «Уралвагонзавод» и его возможности. Николаю Александровичу стоило больших усилий вернуть ему веру в предприятие и начать конструктивное взаимодействие. А дальше… дальше сила воли всех этих троих мужиков. Умение убеждать работать на голом энтузиазме, без какой-либо оплаты или в долг. Вера в важность решения государственной задачи, в то время, когда все плевали на государство и заботились только о себе. Умение рационально распределять и перераспределять скудные ресурсы. В это невозможно поверить, но уже тогда Поткин и Малых, думали о «195-м» не только как о продукте для «внутрироссийского» потребления, но и как о потенциальном экспортном продукте. Уже тогда, в годы безденежья прорабатывались планы на техперевооружение завода под выпуск этой машины. Да, темпы упали, были критическими, но работа над машиной шла без остановки. И действительно в 2000 году УКБТМ вышло на создание первого опытного образца. К сожалению, уже без Владимира Ивановича Поткина. 13 мая 1999 года он скончался от сердечного приступа в своем кабинете.
 

источник
 

 

История создания перспективного танка. «Русский «Тигр» Т-95

 

Третья часть исследования независимого военного эксперта Алексея Хлопотова посвящена «русскому «Тигру», танку Т-95. Все, что связано с этой машиной, до сих пор большая тайна. «Росинформбюро» публикует неизвестные факты, об этом секретнейшем образце бронетехники.

«Росинформбюро» продолжает серию материалов, в которых независимый военный эксперт Алексей Хлопотов, отвечая на вопросы главного редактора «Росинформбюро» Вячеслава Прунова, рассказывает об истории создания танка будущего в России. Третья часть посвящена «Объекту-195». Конструкторы в шутку назвали его «Abrams-kaput».

– Алексей! В прошлой беседе мы говорили об опытно-конструкторских работах 90-х годов, на основе которых был создан «танк предельных параметров» Т-95. Тогда работы по теме «Совершенствование 88» были, фактически, завершены. УКБТМ вышло на создание первого опытного образца «Объект 195». Что же было дальше?
– В этом же, 2000 году, произошло еще одно, я бы сказал, знаменательное событие – избрание на пост Президента Российской Федерации В.В.Путина. Кто бы и как бы к нему не относился, но он сумел изменить отношение общества к Армии и ВПК. «Оборонщики» почувствовали, что стали вновь нужны Родине. В ноябре 2000 года, прошло заседание Правительства, где было окончательно принято принципиальное решение о необходимости для России создания перспективного танка. В рамках все той же ОКР «Совершенствование-88» провели еще одну коррекцию ТТЗ. Ведь с момента его предыдущей редакции прошло уже 7 лет – весьма не малый срок, за который в обычных условиях вполне возможно создать современный танк практически с нуля. Начался новый этап в создании танка, который, пользуясь терминологией питерских конструкторов-танкостроителей, можно было классифицировать как «танк предельных параметров». Опять же образно, по моему «195-й» - Т-95 – это было воплощение концепции немецкого тяжелого танка «Тигр» на технологическом уровне конца 20 века. Могучий танк!

– Похоже, Т-95 создавался в режиме строжайшей секретности. Есть пара-тройка плохих изображений, и нет точных данных.
– Все, что касается «Объекта 195» и темы «Совершенствование-88» – большая тайна! Мы располагаем любительскими фотографиями. Что-то просочилось в СМИ, о чем-то мы догадываемся. Информацию, как мозаику, пришлось складывать по кусочкам. Это сейчас, не успели задать ОКР, а уже все известно прессе. Еще 10-15 лет назад все было по другому. Например, ходит такая байка, что Министра обороны маршала И.Д.Сергеева сняли с должности именно за то, что он «сдал» в 2000 году во время посещения «Уралвагонзавода» Т-95-й прессе. Возможно, что и не без оснований. Ведь до визита Сергеева, об этом супер-танке никто ничего вообще не знал, в открытых публикациях он ни разу не упоминался.

– Что же представлял собой этот секретнейший образец бронетехники?
– Первое и самое главное. На «девяносто пятом» установили очень мощную новую 152 мм пушку 2А83. Весь экипаж, как уже говорил, разместили в бронекапсуле. При этом нельзя сказать, что это чисто тагильская идея. В питерском «299-м объекте», то же была капсула. Причем, по моему мнению, размещение экипажа там было более рациональнее: два члена экипажа – бок обок, и один, между ними, чуть сзади. Как в вертолете Ми-8. Тагильские конструкторы попытались сделать габариты минимальными и посадили трех человек плечом к плечу в один ряд. Машина получилась высоко защищенная, но тяжелая, весом около 55 тонн. Конечно, если сравнивать с западными танками, то, конечно, не такая уж чтоб очень. Но опять же, у нее нет обитаемой башни, которую необходимо так же хорошо защищать. Будь у нее такая башня, при том же корпусе, она бы тянула за 60 тонн. Тем не менее, что бы сбалансировать центр масс и обеспечить плавность хода, пришлось удлинить корпус и соответственно ходовую часть до 7 катков.
Но и эти 55 тонн сыграли злую шутку. Согласно представлениям наших военных, танк должен быть авиатранспортабельным. А для большинства самолетов нашей военно-транспортной авиации 55 тонн это предел. В последствии это аукнулось и стало еще одной галочкой против «тяжелой» машины.
Второе. Т-95 должен был увидеть цель на максимальной дальности, когда противник не может тебя достать и гарантированно уничтожить с первого выстрела. Для обнаружения и целеуказания использовался целый комплекс различных средств. Это различная оптика, телевизионная, радиолокационная, тепловизионная техника. Было предусмотрено внешнее целеуказание от беспилотников, самолетов разведчиков, спутников, от штабов различных уровней. Полная ситуационная осведомленность экипажа.

– Да и новая 152 мм пушка давала колоссальное преимущество. Это же корабельный калибр! И к ней были нужны другие выстрелы. Выходит, снаряды стали больше, а боекомплект – меньше?
– Ну, смотря какой корабль… там ведь тоже есть и 120-130 мм орудия и 100 мм и меньше, но вот шесть дюймов – 152 мм, это вполне себе крейсерский калибр! Если говорить о боекомплекте, то при создании Т-95, и в последствии, при модернизации Т-90 С, наши конструкторы руководствовались простой логикой. Уменьшение боекомплекта вполне компенсируется новыми возможностями СУО. Новый комплекс вооружения позволяет поражать цель меньшим количеством снарядов. Если раньше, на гарантированное уничтожение одной цели, требовалось три выстрела, тут было достаточно одного.

– 152-мм орудие, которое одним выстрелом, превращает танк противника в груду металла, часто избыточное оружие на поле боя. Было ли на «девяносто пятом» дополнительное вооружение?
– Да. Это 30-милиметровая пушка 2А42, как на БМП-2 или БМПТ. Она монтировалась в боевом модуле вместе с основным орудием. При этом автоматическая пушка имела свои привода, и по вертикали, и отчасти, по горизонтали. Она не могла развернуться на 180 градусов, но в определенном секторе могла работать самостоятельно. 30 мм скорострельная пушка – это альтернатива излишнему расходу основного боекомплекта. Те цели, на которые не стоит тратить дорогой тяжелый выстрел, можно поразить из этой пушки.

– На фотографиях Т-95, действительно, напоминает немецкий «Тигр». Угловатая, квадратная башня. А сам танк, не приземистый, а какой-то непривычно высокий.
– Да, высокий. Но в этом есть свой плюс. Угол прокачки пушки – основного вооружения в вертикальной плоскости при такой высоте был больше чем на танках Т-72, Т-90. И это очень важно, потому что в некоторых боевых действиях, особенно на пересеченной местности, в горах, или как экстремальный случай – в городах, требуются большие углы склонения и возвышения. Чем больше, тем лучше. Кроме того, «195-й» должен был стрелять за горизонт по невидимым целям по принципу «выстрелил и забыл». В том числе, управляемыми и корректируемыми снарядами с внешним целеуказанием. У Т-95 должна была быть широкая гамма боеприпасов. Не только бронебойно-подкалиберные «ломы», но и, предположим, кассетные снаряды. Дальность прямого выстрела у него была что-то в районе 5 км. На «Абрамсах» она не превышает 3 км.

– Ну, Т-95 и называли «Абрамс-капут». С огневой мощью – понятно, а как обстояли дела с защитой? Он действительно был неуязвим?
– Защита была очень мощной, но в тоже время дифферинцированной. Предусматривалось несколько ее уровней. Первый – это различные покрытия маскировочного типа, противорадиолокационные накидки, различное деформирующее окрашивание – все то, что не дает противнику тебя раньше времени обнаружить или опознать. Дальше, уровень, где действует комплекс активной защита. Для «195-го» разрабатывался КАЗ «Штандарт». Это некий гибрид «Арены» и «Дрозда». Одновременно работает комплекс активного оптико-электронного противодействия «Штора-2». Следующий уровень – комплекс динамической защиты. Сейчас стал известен комплекс универсальной модульной ДЗ «Реликт» с элементами 4С23. Этот элемент долгое время был засекречен. Почему? Потому что он разрабатывался именно для комплекса ДЗ «195-го». Да и теперь «Реликт», в экспортном варианте, идет со старыми элементами 4С22. Ну а дальше, собственно броня: спецсплавы, керамика, композиты. Но и это еще не все… Потом мы, точнее экипаж «195-го», имеет защиту в виде упоминавшийся не раз капсулы, которая вроде как изготовлена из броневого титана. Титан использовали во многих элементах конструкции. Он еще и облегчал машину. А потом еще комплект защитного обмундирования типа известного теперь «Ковбоя». В этом танке все работало на то что бы максимально сохранить, сберечь экипаж.

– Как были защищены борта и верхняя проекция?
– Тут я точно сказать ничего не могу. Это же не монолитная броня, как панцирь у броненосца. Там взаимоувязанный комплекс бронирования. Узлы, механизмы, двигатель, топливо тоже создают защиту. Конструктивную, где одно, более важное, защищается другим – менее важным и критичным. Одно защищается другим. Сверху от «крышебоев» должен был защищать КАЗ. Борта прикрывались экранами с ДЗ и решетками, так как это показывалось нам на БМПТ и Т-90МС, дальше борт корпуса и конструктивная защита. Думаю, что граната РПГ-29, Т-95 в борт бы не взяла. А еще есть быстродействующие ППО и ПАЗ. Повторюсь, в «195-м» на первом плане была защита экипажа. Экипаж полностью изолирован, то есть из любых современный противотанковых средств «достать» экипаж практически нельзя.

– Экипаж в капсуле, «достать» его невозможно. А как была защищена вынесенная орудийная установка? Ведь достаточно повредить пушку и танк превращается в большой безоружный трактор.
– Ну, тут нужно определяться чему отдаем приоритеты. Максимальное обеспечение выживаемости машины в целом или ее экипажа. В первом случае компоновка должна быть иная со всеми вытекающими… Врать не стану, точно не знаю, но, по-моему, никакой динамической защиты на боевом модуле нет. По ТТЗ, если не ошибаюсь, предполагалось обеспечить защиту вынесенного вооружения только от 25-30 миллиметровых снарядов. Там ведь еще другая проблема – пушку повредить – это нужно еще постараться. Куда проще вывести из строя хрупкую прицельную оптику. А прицелы там здоровенные – внешние стекла где-то 30 на 40 сантиметров. Минометный обстрел или крупнокалиберная снайперская винтовка и все – прицелов нет. Выход только в резервировании каналов и дублировании. Ну и конечно в том, чтобы не подпускать к себе врага на дистанцию такого выстрела.

– Т-95 был заметно тяжелее предшественников. Значит, ему был нужен новый мотор. Что известно о его двигательной установке?
– В начале разговора я не зря много внимания уделил двигателю. На танке Т-95 стоял челябинский Х-образный двигатель 2В12-3 (А-85-3) мощностью в полторы тысячи лошадиных сил. Полторы тысячи «лошадок» были прописаны в ТТЗ, да и газотурбинщики, со своим ГТД 1500 наступали на пятки. Но, как я уже не однажды говорил, турбина хороша на далекое будущее, когда масса танков достигнет 100 и более тонн. В этом случае не обойтись без гибридной силовой установки и электротрансмиссии, а для получения энергии понадобится мощная турбина 2500 – 3000 л.с. – а может, и больше. И при такой мощности, она по всем параметрам опередит дизель. И в габаритах будет выигрывать. Направление ГТД очень перспективно, забрасывать его не следует, нужно вести НИР в этой области, создавать заделы, но сейчас использовать ГТД на танках – не целесообразно.

– Сколько всего было сделано экземпляров Т-95?
– Было сделано три экземпляра: первый – опытный заводской экземпляр и два экземпляра, их называют №1, №2 для государственных испытаний. Государственные испытания прошли.

– И каким было заключение государственной комиссии? Что сказали военные?
– Заключение было положительным, правда, с длинным перечнем замечаний, которые нужно было устранить. Танкостроители сделали все, что от них зависело: корпус, ходовая часть, МТО, двигатель, систему управления, ИУС. В общем «телега» была готова. Были вопросы по автомату заряжания, но самое главное – по прицельным комплексам. В 1990-е годы с отечественной электроникой все было очень плохо. Красногорский завод «Зенит» так и не смог довести прицелы до нужного уровня. Кроме того, машина должна была плотно взаимодействовать с внешней средой, со спутниками, с беспилотниками. Но этих систем у нас и сейчас по-настоящему нет!

– Отстающая электроника тянула назад забежавших далеко вперед танкостроителей?
– Так точно. Но «Объект 195» могли бы запустить с этими недоработками, а потом модернизировать. Ставить другие прицелы, другие системы. То, что сейчас делают с Т-90. Только у «195-го» платформа была перспективнее. Новая «телега» давала отрыв от противников и конкурентов. Вообще сейчас жизненный цикл танка сильно удлинился. В 1930-е годы он был несколько лет. В годы Войны он сократился до нескольких атак, а сейчас танки стали долгожителями. И согласно требованиям к перспективной машине, она должна будет служить не менее 30 лет. Поэтому, в новую машину нужно закладывать большой потенциал под будущие модернизации.

– И тут, как гром среди ясного неба, сообщение о том, что уже готовый Т-95 не примут на вооружение. Что это – чей-то злой умысел или трагическая ошибка?
– И умысел и ошибка. После госиспытаний, в высших эшелонах власти, Министерстве обороны, да и КБ, началась «мышиная возня». Поскольку теперь мы живем в капиталистическом обществе, интересы государства отошли на второй план. Вперед выдвинулись интересы личные и интересы корпораций. КБ создает новый танк, как интеллектуальный продукт. Да, они получают какие-то отчисления от количества выпущенных изделий, но не это главное, в основном КБ живет за счет разработки, опытно-конструкторских работ. И поэтому возникла такая дилемма: или «мы» дорабатываем «195-ый», приспосабливаем его к новой элементной базе, ставим другую электронику, оптику, тепловизоры…

– Или?..
– Или «мы» на этой машине ставим крест, и настаиваем на том, что нужно открывать опытно-конструкторскую работу по созданию новой машины. Этот вариант и был принят. 7 апреля 2010 года – вот «черная» дата. В этот день господин Поповкин, будучи тогда замом Министра обороны и начальником вооружения заявил о прекращении финансирования разработки танка Т-95 и закрытии проекта. По его словам, проект машины «морально устарел». Тем самым мы вернулись на тот путь, который был проложен товарищем Морозовым – главным конструктором ХКБМ, путь по которому он следовал всю жизнь и который завел советское танкостроение в тупик. Не доводя одну машину, мы уже хотим «новую». Не доводя эту «новую», мы еще хотим «сверхновую» делать. Для КБ этот вариант максимально выгоден. Если у государства конечно есть деньги и оно готово платить за эти вечные опытно-конструкторские работы.

– И на этом путь эволюционного развития, которым был силен «Уралвагонзавод», прервался?
– По сути, да. Сейчас мы наблюдаем сплошной меркантилизм: за модернизацию орденов и премий не дают (потому и «195-й» устарел…). Нужно, соответственно, что-то новое, совсем новое (потому УКБТМ практически никак не отвечало и не реагировало на критику Поповкина – денег все равно даст, зачем кусать «руку дающего»?…). А еще внутри КБ ситуация такая, что главный конструктор, собрался на пенсию. «Свято место пусто не бывает» и соответственно нашлись ретивые претенденты. Которым очень хочется получить «свою» «собственную» машину. Приезжает Главный на Кубинку – ратует за продолжение работ по «195-му», за доведение его до серии. Следом едет его зам – и заявляет прямо противоположное. В Кубинке никто ничего понять не может… А тут еще смена управляющей команды в Корпорации – пока новый Генеральный не разобрался что к чему, пока не вошел в курс дела – люди успели обстряпать свои «делишки». В итоге получили ОКР шифра «Армата». Которая вполне естественно опирается на наработки по «195-ому», но преподносится как нечто революционное и «действительно прорывное», но de facto, по сути своей, является деэволюцией или даже деградацией.
 

источник

 

 

 

152-мм пушка для танка...

 

Владимир Александрович Поповкин, зарубивший в сердюковско-медведевский период проект Т-95. После снятия с поста первого замминистра обороны возглавлял Роскосмос, но был изгнан и оттуда. 18 июня 2014 года умер в Израиле.
152-мм пушка 2А83 с начальной скоростью бронебойного подкалиберного снаряда 1980 м/с и возможностью запуска управляемой ракеты через ствол была разработана ещё в самом начале нынешнего столетия. Дальность прямого выстрела составляла 5100 метров, а бронепробиваемость БПСа достигла 1024 миллиметров стальной гомогенной брони.
Пушка была разработана конструкторами екатеринбургского Завода № 9. Первоначально она предназначалась для перспективного основного боевого танка четвёртого поколенияТ-95. Т-95 имел выносное вооружение и отдельную капсулу для экипажа, расположенную в передней части корпуса. Все процессы, включая управление ходом и организацию стрельбы, были автоматизированы. Закончить государственные испытанияТ-95 и пустить его в серию планировалось в 2010 году. В первый год должны были выпустить 100 машин, потом ещё 300. Однако в итоге было решено отказаться от принятия на вооружение столь сложного изделия. Причиной было названо то, что за годы разработки проект морально устарел – устарел несмотря на то, что ни в одной стране мира ничего подобного даже не замышлялось.. Злые же языке утверждали, что тогдашнего начальника вооружения вооружённых сил РФ генерала Поповкина не устроил размер отката, предложенного производителем.
В качестве замены «Объекту 195» в новой программе вооружений принята «унифицированная тяжелая платформа», получившая известность как Армата. Однако то, что мы увидели на параде, посвящённом 70-летию Победы, мы увидели Армату, оснащённую не 152-миллиметровым, а всё тем же 125-миллиметровым орудием. Тем не менее, орудие 2А83 никуда не делось. Оно готово к серийному производству на всё том же заводе № 9. На испытаниях его ресурс, первоначально не превышавший ста выстрелов, удалось довести до 280.
В основу тела орудия положено уже освоенная в производстве гаубица-пушка 2А65, составляющая основу комплекса Мста. Однако, в отличие от последней, 2А83 имеет гладкие стенки ствола. Более того, ствол внутри имеет хромированное покрытие, что позволяет довести давление пороховых газов до 7700 атм, в то время как у нынешних танковых орудий оно не превышает трёхтысячной отметки. Длина ствола составляет 47,25 калибров, что в миллиметрах составляет 7200 мм (у 125-миллиметровой 2А46М - 51 калибр/6381 мм). Планируется также увеличить длину ствола до 52 калибров.
БПС, вылетающий из ствола 2А83, не только обладает бóльшей начальной скоростью, чем у нынешних орудий (1980 м/с против 1800), но и меньшей потерей скорости на траектории. Достигается это уменьшением размаха стабилизатора, что снижает сопротивление воздуха, в результате чего скорость на двухкилометровой дистанции всё ещё составляет 1900 м/с. Правда, для уменьшения диаметра стабилизатора пришлось применить не однобазовое ведущее устройство, характерное для отечественных БПСов, о двухбазовое, как у американских. Недостатком такого устройства является бóльшая паразитная масса. Поэтому зарубежные БПСы имеют на 200 м/с меньшую начальную скорость. Чтобы преодолеть этот недостаток двухбазового ведущего устройства, наши конструкторы применили в нём лёгкие композитные материалы. Помимо БПСа 2А83 может стрелять осколочно-фугасными снарядами, кассетными снарядами с кумулятивно-осколочными боевыми элементами, термобарическими снарядами объёмного взрыва. Стрелять она может и ПТУРами. Ракета, выпускаемая из ствола, аналогична ракете ПТРК Корнет и действительно может прожигать метр брони, как об этом 14 мая заявил «Известиям» отвечающий за военно-промышленный комплекс вице-премьер Дмитрий Рогозин.. И не только метр, но и все 1200 мм. ведутся работы по созданию ствольного ПТУР с прямоточным двигателем. Начальный импульс ему будут давать пороховые газы метательного заряда, а поддержку высокой скорости на траектории будут обеспечивать ПРВД, окислителем в котором используется атмосферный воздух. Сохраняется также возможность ведения огня управляемыми снарядами типа Краснополь. Однако затворная система 2А83 существенно отличается от той, что применена на Мсте. Изменения вызваны необходимостью работы с автоматом заряжания.

 

 источник


 

Патент на автомат заряжания об.195

 

Изобретение относится к области бронетанковой техники, а конкретно к устройствам, обеспечивающим автоматическое заряжание танковой пушки. В механизме подъема кассет автомата заряжания захват выполнен в виде трехплечего рычага с шарнирно закрепленной на нем с возможностью возвратно-поступательного перемещения в направляющих кареткой, а кронштейн механизма подъема кассет снабжен дополнительными направляющими и копиром с пазом. Одно плечо трехплечего рычага соединено посредством шарнирно установленных на нем серег с одним из плеч подпружиненного относительно серег коромысла, ось которого связана с ползунами, размещенными в дополнительных направляющих, а другое плечо имеет зацепы с пазами, предназначенными для взаимодействия с осями тяг, шарнирно связывающих цепи со вторым плечом трехплечего рычага, третье плечо которого снабжено роликом, контактирующим с пазом копира. Изобретение обеспечивает применение выстрелов со снарядами увеличенной длины без увеличения габаритов и массы танка. 3 ил.
Рисунки к патенту РФ 2366882

Изобретение относится к области бронетанковой техники, а конкретно к автоматическим механизмам заряжания орудия, и может быть использовано в автомате заряжания танковой пушки.
Известен автомат заряжания, предназначенный для заряжания танковой пушки (см. «Танк 64А. Техническое описание и инструкция по эксплуатации», кн.1, ЦНИИ информации, 1973, стр.78 111).
Известный автомат заряжания содержит вращающийся конвейер с кассетами, досылатель, механизм подъема кассет, выполненный в виде рычага и направляющих, закрепленных в кормовой части башни танка.
Известно, что одним из направлений модернизации танков является повышение их огневой мощи за счет применения новых типов выстрелов, обладающих более высоким поражающим действием и, как следствие, имеющих снаряды увеличенной длины.
К недостаткам известного автомата заряжания следует отнести невозможность автоматического заряжания пушки при применении выстрелов со снарядами увеличенной длины, так как механизм подъема кассет не обеспечивает прохождение кассеты с выстрелом со снарядом увеличенной длины из вращающегося конвейера на линию заряжания между казенной частью пушки на угле заряжания и элементами башни танка.
Известен автомат заряжания, предназначенный для заряжания танковой пушки (см. «Танк Т-72А. Техническое описание и инструкция по эксплуатации», кн.2, ч.1, М.: Военное издательство, 1975, стр.107 137), выбранный в качестве прототипа.
Известный автомат заряжания содержит вращающийся транспортер с кассетами, досылатель, механизм подъема кассет, включающий редуктор, две цепи, захват, кронштейн механизма подъема кассет с жестко закрепленными на нем направляющими.
К недостаткам известного автомата заряжания также следует отнести невозможность автоматического заряжания пушки при применении выстрелов со снарядами увеличенной длины, так как механизм подъема кассет не обеспечивает прохождение кассеты с выстрелом со снарядом увеличенной длины из вращающегося транспортера на линию заряжания между казенной частью пушки на угле заряжания и элементами башни танка. Применение выстрелов со снарядами увеличенной длины с сохранением траектории перемещения кассеты на линию заряжания требует сдвига пушки вперед, а это влечет за собой изменение конструкции башни танка, приводящее в конечном итоге к увеличению габаритов и массы башни, повышению момента ее неуравновешенности.
Техническим результатом изобретения является повышение огневой мощи существующего парка танков за счет применения выстрелов со снарядами увеличенной длины с возможностью автоматического заряжания пушки.
Технический результат достигается тем, что в автомате заряжания танковой пушки, содержащем вращающийся транспортер с кассетами, досылатель, механизм подъема кассет, включающий редуктор, две цепи, захват, кронштейн механизма подъема кассет с жестко закрепленными на нем направляющими, захват выполнен в виде трехплечего рычага с шарнирно закрепленной на нем с возможностью возвратно-поступательного перемещения в направляющих кареткой, а кронштейн механизма подъема кассет снабжен дополнительными направляющими и копиром с пазом, при этом первое плечо трехплечего рычага шарнирно соединено посредством серег с одним из плеч подпружиненного относительно серег коромысла, ось которого связана с ползунами, размещенными на дополнительных направляющих, а другое плечо имеет зацепы с пазами, предназначенными для взаимодействия с осями тяг, шарнирно связывающих цепи со вторым плечом трехплечего рычага, третье плечо которого снабжено роликом, контактирующим с пазом копира.
Анализ отличительных признаков изобретения показал, что:
- выполнение захвата в виде трехплечего рычага с шарнирно закрепленной на нем с возможностью возвратно-поступательного перемещения в направляющих кареткой;
- снабжение кронштейна механизма подъема кассет дополнительными направляющими и копиром с пазом,
обеспечило:
- возможность изменения траектории перемещения кассеты в направлении линии заряжания с обеспечением применения выстрелов со снарядами увеличенной длины;
- сохранение надежности работы механизмов автомата заряжания и сохранение конструкции башни танка;
- возможность автоматического заряжания пушки выстрелами со снарядами увеличенной длины;
- повышение огневой мощи танка.
Сущность изобретения поясняется чертежами, где: на фиг.1 изображен автомат заряжания; на фиг.2 изображен механизм подъема кассет; на фиг.3 изображен захват механизма подъема кассет.
Автомат заряжания содержит вращающийся транспортер 1, кассеты 2, досылатель 3, механизм 4 подъема кассет 2, включающий редуктор 5, захват 6, цепи 7, кронштейн 8 механизма 4 подъема кассет 2, механизм 9 удаления поддона заряда. Захват 6 выполнен в виде трехплечего рычага 10 с плечами 11, 12, 13, на котором при помощи осей 14 закреплена каретка 15 с роликами 16. Кронштейн 8 имеет направляющие 17, дополнительные направляющие 18 и копир 19 с пазом «а». Плечо 11 рычага 10 шарнирно соединено через серьги 20 с пружинами 21 с плечом 22 коромысла 23. Оси 24 коромысла 23 связаны с ползунами 25, размещенными на дополнительных направляющих 18. Плечо 26 коромысла 23 имеет зацепы 27 с пазами «б», при помощи которых происходит соединение зацепов 27 с осями 28, 29 тяг 30 и 31, соединяющих цепи 7 с плечом 12 рычага 10. На плече 13 рычага 10 закреплен ролик 32, контактирующий с пазом «а» копира 19.
Работа автомата заряжания.
При нажатии на пульте управления кнопки AЗ ВКЛ вращающийся транспортер (ВТ) 1 начинает вращаться. При подходе кассеты 2 с выбранным типом выстрела, состоящего из снаряда и заряда, к окну выдачи ВТ тормозится и стопорится. Одновременно опускается лоток механизма 9 удаления поддона заряда на линию улавливания поддона заряда и открывается люк выброса. После улавливания экстрактированного из пушки поддона заряда лоток механизма 9 удаления поддонов заряда поднимается и удаляет поддон из боевого отделения танка. После остановки ВТ и удаления поддона заряда включается электродвигатель механизма 4 подъема кассет 2. Приводные звездочки редуктора 5 механизма подъема 4 кассет 2 через цепи 7 при помощи тяг 30, 31 воздействуют на плечо 12 трехплечего рычага 10. Под действием приложенной силы трехплечий рычаг 10 с закрепленной кареткой 15 начинает перемещаться на роликах 16 по направляющим 17. При движении происходит захват кассеты 2 захватом 6. Одновременно ролик 32, закрепленный на плече 13 трехплечего рычага 10, перемещаясь по пазу «а» копира 19, поворачивает трехплечий рычаг 10 на осях 14 относительно каретки 15, задавая траекторию движения кассеты 2, а плечо 11 трехплечего рычага 10, взаимодействуя с плечом 22 коромысла 23 через серьги 20, поворачивает коромысло 23 на осях 24 относительно застопоренных ползунов 25, растягивая пружины 21. При дальнейшем движении захвата 6 с кассетой 2 по направляющим 17 ролик 32 выходит из паза «а» копира 19, тем самым прекращая воздействие на трехплечий рычаг 10, а серьги 20 под действием пружин 21, возвращаясь в исходное положение, передают усилие от плеча 22 коромысла 23 на плечо 11 трехплечего рычага 10, поворачивая трехплечий рычаг 10 на осях 14 относительно каретки 15, обеспечивая заданную траекторию движения кассеты 2. Захват 6 с кассетой 2, перемещаясь на роликах 16 каретки 15 по направляющим 17, поднимается на линию досылания снаряда, при этом коромысло 23 поворачивается на осях 24, а оси 28 и 29 тяг 30 и 31 входят в пазы «б» зацепов 27 плеча 26 коромысла 23. После остановки захвата 6 с кассетой 2 на линии заряжания снаряда досылатель 3 досылает снаряд в камору пушки, после чего расстопориваются ползуны 25, включается электродвигатель механизма 4 подъема кассет 2. Кассета 2 поднимается на линию досылания заряда, при этом оси 28 и 29 тяг 30 и 31 входят в зацепление с зацепами 27 плеча 26 коромысла 23, образуя с захватом 6 жесткую конструкцию. Захват 6, оси 28 и 29 тяг 30 и 31 перемещаются по направляющим 17, а ползуны 25 с закрепленным при помощи осей 24 коромыслом 23 по дополнительным направляющим 18. После остановки захвата 6 на линии заряжания заряда досылатель 3 досылает заряд в камору пушки, клин затвора пушки закрывается. Механизм 4 подъема кассет 2 возвращает захват 6 с кассетой 2 в исходное положение, а пушка, расстопориваясь, идет в согласованное положение с линией прицеливания. Процесс заряжания закончен, пушка готова к производству выстрела.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

патент

 

 

патент на автомат заряжания

 

 

 

 

двигатель

 

 

 

 

 

8 января 2016 года