Главная  Форум  Гостевая  Комментарий  Ссылки   Дневник  English  Deutsch  Français  El español

Алексей Коновалов

Гамбург (ФРГ)

 

 

 

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ПРОЕКТЫ

 

Поисковые работы по определению облика АПЛ 5-го поколения в СССР были начаты, по всей видимости, в конце 80-х – начале 90-хх гг. и продолжались даже в самые тяжелые для России времена, однако об их ходе известно крайне мало. В частности, в 1996 году были проведены НИОКР по разработке перспективных энергетических установок, которые, помимо всего прочего, показали конкурентоспособность на подводных лодках ППУ с жидкометаллическим теплоносителем первого контура при реализации на современном техническом уровне. Также известно, что с 2004 года в СПМБМ «Малахит» ведется разработка проекта АПЛ 5-го поколения на основе конкретно сформулированного технического задания. Наконец, в начале 2006 года командование российского ВМФ приняло решение о разработке на конкурсной основе перспективного проекта многоцелевой АПЛ, по всей видимости, предназначенной для замены после 2020 года подлежащих выводу из боевого состава МЦАПЛ 3-го поколения проектов 671РТМ, 945 и 971 постройки 80-х гг. Стоит ожидать, что закладка новой субмарины произойдет после 2017 года по окончанию серийного производства МЦАПЛ проекта 885М. В отличие от «Ясеня», новый проект должен обладать значительно меньшим надводным водоизмещением порядка 5.000 – 6.000 т. Также будет изменен профиль его боевого применения. Малое водоизмещение не позволит разместить на борту большое количество вооружения, в особенности, ракетные шахты для ПКР и СКР, а акцент будет смещен на противолодочные действия, такие, как патрулирование в районах развертывания РПКСН для обеспечения их боевой устойчивости. Данное решение позволит значительно сократить стоимость нового проекта с перспективой его крупносерийного производства.

Главными участниками конкурса являются ЦКБМТ «Рубин» и СПМБМ «Малахит», при этом, ранее, основным разработчиком торпедных и многоцелевых АПЛ был только «Малахит», а прямое конкурирование, практически отсутствовало. Специалисты обоих КБ имеют сходные точки зрения относительно облика подводной лодки 5-го поколения. Ожидается окончательный переход к полуторакорпусной или однокорпусной архитектуре с запасом плавучести порядка 15%. В качестве основного конструкционного материала останется маломагнитная сталь, но значительно возрастет доля композитных материалов как для наружного, так и для внутреннего применения (проницаемые участки, ОВУ, конструкции, подверженные сильным вибрациям и нагрузкам, второстепенные конструкции, виброизоляция и акустическая изоляция). Идет поиск возможности отказа от традиционного ограждения выдвижных устройств в пользу альтернативных конструктивных решений, таких как выдвижной ходовой мостик (прорабатывалось в 60-70- х гг в рамках проекта 673 и программы CONFORM), непроникающие ПМУ, складывающиеся в развитой надстройке и др. На данный момент нет предпосылок и необходимости увеличения максимальной глубины погружения, скорости или автономности новых проектов, но снижение водоизмещения может привести к уменьшению экипажа за счет автоматизации корабельных средств на основе существующей элементной базы с «открытой архитектурой» и т.п.

Энергетическая установка может развиваться как на основе водо-водяных ППУ, так и на основе реакторов с ЖМТ, хотя и с меньшей вероятностью, учитывая опыт эксплуатации подобных ППУ в СССР и США. Дальнейшее улучшение массогабаритных характеристик ЯЭУ может быть достигнуто за счет использования т.н. реакторов с перегревом пара в активной зоне. Все три типа энергетических установок будут подразумевать моноблочное интегральное исполнение и длительные сроки службы активных зон, равные сроку службы АПЛ. В паротурбинных установках готовится переход либо к полному электродвижению с отказом от ГТЗА и от протяженной линии гребного вала в пользу крупногабаритных автономных турбогенераторов, либо проработка возможности использования АТГ в дополнение к классической схеме для краткосрочного «форсажного» режима. Оба варианта потребуют дополнительных объемов в энергетических отсеках, однако эти объемы будут значительно меньше по сравнению с объемами на американских экспериментальных АПЛ с полным электродвижением в 60-х и 70-х гг за счет применения компактных гребных электродвигателей на постоянных магнитах. Подобное решение даст некоторое уменьшение общего уровня шумности лодки, повысит ее маневренность в скоростном отношении и упростит состав энергетического оборудования. Ожидается также окончательный переход к водометным движителям, возможно, даже, с забортным исполнением ГЭД, в качестве основного движительного комплекса с окончательным вытеснением классических гребных винтов.

С появлением на ДЭПЛ проекта 677 первого ГАК с квазиконформной носовой антенной большой площади «Лира», появилась тенденция оснащения подобными дуговыми антеннами и АПЛ в дополнение к бортовым антеннам, чьи габариты также неуклонно растут. Эти мероприятия позволят резко увеличить апертуру антенных устройств. За счет отказа от чрезвычайно крупных и тяжелых сферических антенн ГАК с прочными капсулами, балластными системами и массивными элементами крепления, могут быть высвобождены значительные объемы в носовой части лодок, что с одной стороны, дополнительно уменьшает габариты корпуса упрощая его конструкцию и удешевляя весь гидроакустический комплекс, а с другой стороны, позволяет вернуться к носовому расположению ТА, более выгодному с тактической и технической точки зрения. В определенный промежуток времени рассматривалось дооснащение МЦАПЛ проекта 971 квазиконформными носовыми антеннами в процессе средних ремонтов с модернизацией.

Насчет морского подводного оружия среди специалистов бытуют различные мнения о перспективах его развития. Считается, что калибр торпед и ракето-торпед 533 мм (21 дюйм) уже не позволит реализовать достаточно высокие транспортные характеристики (дальность и скорость хода) и потому требуется возвращение к более крупному калибру 650 мм с возможностью разместить на таких торпедах более мощные системы самонаведения и боевые части. Вместе с тем, существующие образцы калибра 650 мм обладают чрезвычайно большой массой (ок. 11 м) и длиной (до 5 т вместо 2 т у торпед калибра 533 мм), что сокращает боезапас лодок и приводит к увеличению и усложнению торпедных отсеков, зарядных и торпедопогрузочных устройств. Потому, кажется логичным создание укороченных крупнокалиберных торпед с длиной, соответствующей торпедам калибра 533 мм (ок. 7 м). Озвучивается и противоположное мнение, что стандартный калибр сохраняет свое право на существование, так как тактическая обстановка на поле боя часто делает стрельбу на большие дистанции (более 30 км) даже быстроходными торпедами (до 70 уз) неэффективной, а единственной альтернативой при дуэльной ситуации с ПЛ противника могут быть ракето-торпеды. Однако, как показывает опыт, даже для них, проще добиться высоких боевых характеристик в рамках крупного калибра. То же, в значительной мере, можно и сказать о ПКР или СКР, запускаемых из ТА.

Также считается, что для перспективных подводных лодок имеет смысл увеличение количества торпедных аппаратов для обеспечения массированных залпов по многочисленным, в том числе и разнородным целям, различными видами оружия. Это требование привело к пересмотру роли торпедного аппарата и проработке альтернативных вариантов применения МПО из непроникающих однозарядных ТА, внешних модульных ПУ или методом свободного падения из т.н. «бомбового отсека». Последний вариант дает дополнительные преимущества при использовании необитаемых или обитаемых диверсионных аппаратов. В дальней перспективе возможен вынос части торпедного вооружения на автономные НПА и увеличение за этот счет как мощности залпа, так и боевой устойчивости лодки-носителя. Скорее всего, российские конструкторы отдают предпочтение варианту забортного и межкорпусного размещения вооружения как более простому, о чем свидетельствует активация подобных работ в ведущих КБ подводной техники, НИИ и среди производителей морского оружия. С этой точки зрения целесообразной является разработка малогабаритного вооружения калибра 324 мм и меньше ( вплоть до 254 или даже 127 мм) с унификацией для подводных, надводных и воздушных носителей. Столь малые калибры не позволяют создать достаточно эффективные образцы вооружения для применения по надводным кораблям, но вполне пригодны для противолодочных торпед, противоторпед, средств гидроакустического противодействия (источников помех и ложных целей), малогабаритных самотранспортирующихся мин и зенитных ракет малого радиуса действия. Возможно размещение как отдельных трубчатых непроникающих ПУ в носовых объемах и пригодных для этого участках ОВУ и надстройки, так и создание сменных модулей, включающих сразу несколько ПУ. Для них, помимо вышеназванных участков, целесообразно размещение в двухкорпусных частях лодки, если таковые имеются. Перспективным для противоминной обороны и ведения радиоэлектронной разведки может стать размещение в подобных ПУ дистанционно-управляемых и автономных НПА с телевизионными, магнитометрическими, гидролокационными и прочими системами, разработанными на базе силовых установок электрических торпед. С конца 90-х гг в России ведется ряд НИОКР во всех вышеописанных направлениях, однако, на их практическую реализацию потребуется еще не менее 10 лет.

Ракетное оружие для АПЛ 5-го поколения, по всей видимости, будет особо отличаться от сегодняшних систем переходом к гиперзвуковым скоростям полета. Также их развитие ведется в направлении улучшения бортовой электроники и алгоритмов его боевого применения.

В рамках работ над перспективной АПЛ в ЦКБМТ «Рубин» было сформулировано интересное предложение по снижению ее стоимости и увеличению боевой эффективности – т.н. метод «Базовой модели», впервые проработанный еще в 70-х гг при проведении НИОКР для АПЛ 3-го поколения. Данный метод заключается в том, что различные типы ПЛАТ, ПЛАРБ и ПЛАРК создаются на основе единого проекта и должны включать полностью идентичные отсеки и секции за исключением отсеков оружия. ПЛАРБ, в данном случае представляет собой торпедную лодку с врезанным ракетным отсеком, как это делалось на первых атомных ракетоносцах. Носовые секции с жилыми отсеками, ЦП и торпедным отсеком, а также кормовые энергетические отсеки, при этом, не отличаются от исходной ПЛАТ. Такая концепция позволила бы полностью унифицировать инфраструктуру по обслуживанию практически однотипных лодок, несмотря на то, что формально они будут иметь разное назначение. Также упростится серийное производство таких субмарин и подготовка персонала, так как разница в количестве членов экипажа будет определяться лишь специфическими системами вооружения, связанными с ними обслуживающими системами и системами управления. К недостаткам «базовой модели» можно отнести большую сложность ее конструкции, так как уже на ранней стадии проектирования придется учитывать все компромиссы связанные с разными условиями использования подводных лодок. Часть из конструктивных решений ракетной АПЛ может из соображений прочности или гидродинамики идти в разрез с решениями, необходимыми для многоцелевой или торпедной АПЛ. Главной проблемой может стать выбор подходящих габаритов, в частности, диаметра прочного корпуса и архитектуры, что в свою очередь, поставит крайне жесткие требования к разработчикам оружия и энергетической установки. Не достижение заданных массогабаритных характеристик именно этих двух систем чаще всего ведет к корректировке проектов подводных лодок, что в случае «базовой модели» значит многократный рост трудоемкости, длительности и стоимости подобных работ.

Наилучшим образом данная концепция проиллюстрирована обоснованием и предложением пилотного проекта многоцелевой АПЛ 5-го поколения, проработанным в 2005-2006 гг в ЦНИИ им. Акад. А.Н.Крылова. Это обоснование включало проработку собственно МЦАПЛ в качестве базовой модели и ПЛАРБ на ее основе. Несмотря на то, что данные работы ни в коем случае нельзя рассматривать как достоверное описание перспективных проектов, все же стоит попытаться проанализировать заложенные в них идеи.

По всей видимости, в базовом варианте речь идет о полуторакорпусной подводной лодке с классическими обводами и очень коротким двухкорпусным участком - порядка 10% от длины прочного корпуса, разделенного на 7 отсеков. Общая длина ок. 110 м. Ширина составляет 12 м, что соответствует максимальному диаметру прочного корпуса. Оценочное водоизмещение равно приблизительно 8.000 т в надводном положении и боле 9.000 т в подводном. Таким образом, лодка занимает по размерениям промежуточное место между проектами 945 и 971. В носовой части корпуса находится дуговая антенна ГАК и 8 ТА, половина которых расположена ниже обтекателя антенны. Первый отсек является торпедным и разделен на 4 палубы. За ним следует пятипалубный отсек ЦП. 3-й и 4-й отсеки являются жилыми и имеют по 4 палубы. Между 2-м и 3-м отсеками расположен вход в спасательную камеру. Форма рубки не имеет особенностей, кроме использования только непроникающих подъемно мачтовых устройств. Также 3-й отсек имеет меньший диаметр, чем близлежащие. 5-й отсек отведен под ППУ, 5-й – под турбины, а 7-й под вспомогательное энергетическое оборудование. За ним следует румпельное отделение. Кормовые рули приняты классической крестообразной формы, в качестве движителя использован водомет. На протяжении всего корпуса проходит легкая проницаемая надстройка.

Вариант ПЛАРБ отличается 35-метровой двухкорпусной четырехпалубной вставкой между 3-м и 4-м отсеками, включающей два ракетных отсека с 20-ю шахтами. Высота этой вставки, идеально вписанной в обводы остального корпуса, составляет ок. 13 м и позволяет размещать внутри БРПЛ длиной не более 12 м с учетом различных креплений, зазоров, крышек шахт, амортизационных элементов и др. Общая длина лодки, при этом, равна, приблизительно 145 м, при оценочном полном водоизмещении всего 12.000 т (немногим более МЦАПЛ проекта 885), что учитывая столь крупный боекомплект явилось бы в случае реализации, рекордным показателем по соотношению тонны водоизмещения на тонну боевой нагрузки или на боевой блок. За счет унификации на основе базовой модели ПЛАРБ наследует значительную глубину погружения, свойственную МЦАПЛ.

В качестве дальнейшего развития принципа базовой платформы в ЦНИИ им. А.Н.Крылова называется концепция полностью универсальной лодки, способной нести как стратегические вооружения, так и выполнять функции МЦАПЛ, заменяя собой все основные типы АПЛ. Для этого она должна оснащаться сменными модулями вооружения и другой полезной нагрузки, дающими ей чрезвычайную гибкость в применении для самых разнообразных задач. По расчетам авторов этой концепции, при обеспечении достаточно быстрой смены модулей и поддержании боеготовности порядка 80%, подводный флот РФ может ограничиться всего 10-12 единицами подобного типа. Однако, данное заявление следует воспринимать с осторожностью, так как столь высокий коэффициент оперативного напряжения врядле может быть достижим в ближайшее время, несмотря на то, что унификация лодок и их модульное исполнение в сочетании с перспективными технологиями БРЭО способствуют укороченным ремонтным срокам и малой длительности регламентного обслуживания. Но, даже в случае реализации требуемого КОН, наличие на каждом из обоих крупных флотов всего 5-6 лодок видится недостаточным, учитывая существующие составы ВМС у стран - вероятных противников. Возложение функций стратегического ядерного сдерживания на МЦАПЛ могло бы при условии значительного сокращения боекомплекта БРПЛ повысить боевую устойчивость всей группировки за счет распределения ракет на большее количество носителей. Эти носители обладали бы большей скрытностью по сравнению с сегодняшними РПКСН, но заведомо бы проигрывали бы по этому критерию специализированным МЦАПЛ именно из-за слишком больших размерений. Кроме того, проблематичным кажется вписание этой идеи в сегодняшние международные соглашения о сокращении наступательных вооружений, так как каждую АПЛ пришлось бы рассчитывать как потенциальный носитель БРПЛ вне зависимости от того, загружены ли в шахты баллистические ракеты или другие типы оружия. Потому, данную модель развития АПЛ 5-го поколения можно заранее с высокой степенью вероятности считать тупиковой.

 

 

 

 

 

23 июля 2010 года